Почему российские лыжники бегут, а биатлонисты — нет?

Мнения трех олимпийских чемпионов.

Источник: Спорт-Экспресс

Если в стране сильные лыжники — будут в ней сильные и биатлонисты. С этой аксиомой редко спорят. Виды спорта тесно связаны между собой. В ряде стран у лыж и биатлона даже федерация одна на двоих. И совершенно естественно, что если представители чьей-то сборной хороши в одном, то и в другом они на сопоставимом уровне.

Взять законодателей снежных мод — норвежцев. Есть Йоханнес Клебо и Тереза Йохауг — есть быстрые Йоханнес Бе и Тириль Экхофф.
Если Люка Шанава лидер лыжного спринтерского зачета, то не кажется странной скорость французов во главе с Мартеном Фуркадом. Не возникает проблем со скольжением у шведов — они в порядке и там (Линн Сван, Йонна Сундлинг), и там (Ханна Оберг). Это все лыже-биатлонные державы.

Возьмем игроков поменьше. Италия (Федерико Пеллегрино — Доротея Вирер). Словения (Анамария Лампич — Яков, прости господи, Фак). Швейцария (Дарио Колонья — Лена Хэкки).

Есть пример Германии, Украины и Белоруссии, где биатлонисты заметно успешнее лыжников. Это можно объяснить значительной популярностью одного вида спорта над другим, почти все, кто на что-то претендует — сразу уходит в биатлон.

Но вот такого, чтобы в стране были великолепные лыжники, а биатлонисты по скорости (именно по этому показателю, результаты мы не берем) были откровенными середняками, нет нигде. Но у России в нынешнем сезоне наметилась серьезная тенденция в этом направлении.

Тренерам нужно дать время

В мужских лыжах есть два гранда — Александр Большунов и Сергей Устюгов. Но помимо них группа ребят в отдельных гонках может претендовать на что угодно. Ларьков и Спицов имеют личные олимпийские медали, Бессмертных — призер чемпионата мира, запросто могут зажечь Мельниченко, Ретивых, Мальцев и еще пара-тройка спортсменов.

Как же получается, что при таком поколении лыжников биатлонисты проигрывают ногами столь много? Взять последний спринт в Рупольдинге: Елисеев в 28 сек от лидера, Логинов в 43, а Гараничев, Поршнев, Латыпов и Халили проиграли больше минуты.

Мне кажется, вся проблема биатлона в частой сменяемости тренеров. Последние лет восемь их тасовали каждый год. Ни к чему хорошему это не ведет. Мы бросаемся из крайности в крайность. То одна методика, то сразу другая. А нужно время. Вот нынешний штаб — пусть он поработает. Тогда результат, уверен, будет. Шараханья точно ни к чему не приведут.
Михаил Девятьяров, олимпийский чемпион

Все началось с приглашения Пихлера

А вот бывший старший тренер биатлонной сборной Владимир Аликин считает наоборот.

— Тут все просто: тренерский штаб, — уверен Аликин. — Результат их работы — и в основе никого нет, и из резерва черпать нечего. А они даже очевидные вещи признать боятся. То шлифмашины нет, то патроны не те, то горы, то не раскатались, то слишком устали. Смех! Просто тренировать нормально надо — и ребята побегут. Они же способные. По юниорам все были в порядке.

Проблеме с тренерскими кадрами, кстати, есть объяснение. Многое подорвало приглашение иностранных специалистов — Пихлера, Гросса. Все понимали, что федерация на контрактах просто делает деньги. Какой результат принесли эти тренеры? Вот и все. Зато заработали уйму денег. Российский тренер подписывает с ЦСП договор на год — и то могут уволить. Если нет, через год подписывает заново. А с Пихлером заключили контракт на три — и выгнать не имеешь права. Сразу огромная неустойка. И получали они в 20−30 раз больше, чем российские специалисты. Это нормально? Да это унижение. Многие в тот момент сказали, что иностранцы в таком случае пускай и работают.

Пик формы будет на ЧМ

— Это всегда идет периодами: то лучше выступают лыжники, то биатлонисты, — делится король лыж Николай Зимятов. — Иногда получается и у тех, и у других. Нынешние проблемы биатлонистов я не связываю с приходом Драчева и последующими перестройками. Думаю, у спортсменов слишком много поблажек. «Хочу — не хочу». Логинов вот сам тренировался. Возможно, дисциплина из-за этого страдает.

Еще момент. У биатлонистов чемпионат мира каждый год, а у лыжников нет. Я хорошо знаком с Юрой Бородавко и знаю, что он выводил свою группу на пик именно под «Тур де Ски». Потому что у них это главный старт в сезоне. И там его ребята выступили просто отлично.

Биатлонисты, уверен, свой пик планируют на февраль — на чемпионат мира. Весь сезон выступать ровно очень сложно. В этой связи меня всегда поражал Фуркад. Но по опыту могу сказать, что задумываться нужно тем, кто выигрывает сейчас. Не слишком ли рано они слезли с нагрузок? А у нас старая методика. И Анатолий Хованцев — точно из той школы. Подводиться у нас принято на главный старт. Поэтому я надеюсь, что на чемпионате мира команда прибавит.

Если вдруг нет — тогда уже надо будет задумываться.

Источник ➝

Вильмар Барриос — безусловно лучший трансфер «Зенита» в эпоху Семака.

Но мало кто знает о его тяжелом пути из колумбийской нищеты до победы в чемпионате России и матчей в Лиге чемпионов.  В эксклюзивном интервью он рассказал о своем детстве — теперь понятно, почему он такой зверь на футбольном поле:
 
🇨🇴 Барриос родился в одном из самых бедных районов Картахены – это пятый по величине город Колумбии
 
🔫 В его районе часто стреляли, Барриос видел убитых, сам прятался в чужих домах
 
😱 «Как-то бабушка и тетя отдыхали на террасе нашего дома – и рядом началась перестрелка.
Бабушка побежала закрывать дом, и в этот момент в дверь попала пуля. К счастью, она не прошла насквозь»
 
🍦 Чтобы заработать на дорогу до тренировок, вместе с со своей сестрой продавал лед и замороженный сок...
 

«Бабушка побежала закрывать дом – и тут в дверь попала пуля». Барриос – о жутком детстве в Колумбии после развода родителей

Вильмар Барриос все детство провел в колумбийской провинции. Ниже его рассказ Александру Дорскому – о разборках на улицах, нищете и бабушке, которую он называет мамой. 

Я родился в Ла Канделарии, одном из самых бедных районов Картахены (пятый по величине город Колумбии – Sports.ru). Родители развелись, когда я был совсем маленьким: мама вместе со своими родителями переехала в Венесуэлу, отец женился во второй раз. Мы с сестрой жили у бабушки Силии, мамы нашего отца. Возможно, кому-то эта история кажется ненормальной, но у меня нет обиды на родителей – у них получился такой путь, все бывает. Кто-то писал, что мама нас бросила, но это неправда.

Наверное, в любом городе есть благополучные районы и те, в которые постороннему лучше не заходить. Я жил в районе второго типа. Играя в футбол, я часто слышал, как кто-то стрелял. Да, это ненормально, но даже к такому человек со временем привыкает. К сожалению, я видел убитых. Это ужасно.

В детстве мы перекидывались камнями с детьми из соседнего района – так хотели выяснить, кто круче. Те же ребята стали постарше – и полетели уже пули. Я часто прятался в чужих домах – к этому все относились нормально, потому что понимали, какой у нас район. 

Второй путь спасения – забег в горы. Там мы с друзьями могли отсиживался два-три часа. В горах можно было не только переждать чью-то разборку, но и понять, по какому пути лучше возвращаться домой – оттуда были видны почти все улицы Ла Канделарии.

Я взрослел, больше времени проводил на улице, поэтому бабушка несколько раз отправляла меня к отцу, который жил в более спокойном районе Картахены. Меня могли отправить к отцу на месяц, но я выдерживал максимум две недели – прибегал к бабушке даже без вещей. Дело не в том, что я не мог находиться рядом с отцом. Меня просто будто закрывали. Без района было очень тяжело. Улица, друзья, футбол, музыка – все тянуло обратно. 

Как-то раз мы с друзьями во дворе играли в футбол, и меня заметил тренер команды из другого района, позвал на просмотр. Тренировку назначили на следующий день – отец захотел, чтобы я переночевал у него, потому что он жил ближе к полю. Мне это не понравилось: хотелось поехать с утра самому. Поэтому я убежал. Отец не смог меня догнать и на эмоциях кинул в меня шлем от мотоцикла. К счастью, не попал. 

В итоге я все равно уступил и в слезах поехал к отцу. Мы часто вспоминаем ту историю и смеемся. Конечно, никакой агрессии от отца не было, он просто был очень расстроен.

Вспоминая, что тогда происходило, я понимаю бабушку, которая хотела максимально оградить меня от неприятностей. Однажды мы с другом увидели драку метрах в пятнадцати от нас. Почему-то остановились посмотреть. И тут стали стрелять. Мы резко убежали. Только остановившись, я понял, что одна из пуль попала в руку друга. Пуля прошла навылет, ничего важного не задела, поэтому он быстро восстановился. 

Но это даже не самое страшное. 

Как-то бабушка и тетя отдыхали на террасе нашего дома – и рядом началась перестрелка. Бабушка побежала закрывать дом, и в этот момент в дверь попала пуля. К счастью, она не прошла насквозь, потому что дверной материал был достаточно прочным, но бабушка, поняв, что произошло, упала в обморок. Разумеется, все подумали, что ее задело выстрелом – помню, как вокруг кричали: «Убили синьору Силию!»

В те моменты я не думал, что могу умереть сам. Я был ребенком. Убегая от перестрелки, я, конечно, думал о том, как бежать еще быстрее и где можно переждать опасность. Но ты все еще ребенок, тебе все любопытно, поэтому, даже спрятавшись, ты находишь какую-то щель, через которую наблюдаешь за тем, что происходит на улице.  

Думаю, вы уже поняли, что бабушка была со мной всегда. Она – первая и главная причина, по которой мне хотелось стать хорошим человеком. Для нее я всегда был младшим сыном, она меня называла либо сынком, либо Вильмаром. Я тоже никогда не называл ее бабушкой. Говорил: «Мама, как дела?»

Бабушка работала воспитательницей в детском саду, ежедневно занималась с 12-15 ребятами и заботилась о них так же, как обо мне и моей сестре. Она всегда следила за тем, чтобы я ни в чем не нуждался – конечно, исходя из тех условий, которые у нас были. Начал играть во дворе – бабушка нашла форму. Стал ездить на тренировки в другой район – искала деньги на транспорт. 

Дорога туда-обратно стоила 1,5-2 тысячи песо, поэтому иногда я пропускал тренировки. Дорога пешком занимала час, а я был слишком мал для таких длительных прогулок по Картахене. Бывало, денег хватало только на дорогу на тренировку – тогда спасали ребята из команды, которые давали песо на обратный путь. 

Мне хотелось тренироваться, поэтому и мне пришлось подрабатывать. Я продавал лед. У нас дома стояла морозилка, а бабушка следила за тем, чтобы она всегда была заполнена. Так мы с сестрой нашли первую работу, причем продавали не только простой лед, но и замороженный сок – получалось как мороженое. Не помню, сколько стоило мороженое, но порцию льда продавали за 80-100 песо, то есть для оплаты транспорта приходилось очень хорошо поработать. 

Продажа продуктов в своих домах для Колумбии начала 2000-х – нормальная история. У нас получалось зарабатывать. Кроме льда бабушка продавала кукурузную муку – ее многие использовали в хозяйстве. 

Бабушка была на стадионе только раз – приходила на матч сборной Колумбии против США. После игры она меня ждала у выхода со стадиона, но к автобусу ее не пропускали полицейские. Тогда бабушка закричала: «Пустите меня к сыну!» Рад, что нам удалось все решить и встретиться, но с тех пор бабушка не ходит на стадион. 

Она впечатлительный человек, может занервничать почти в любой ситуации, поэтому теперь смотрит матчи по телевизору или в интернете (так она следит за «Зенитом»). И все равно волнуется после каждого момента, когда мне бьют по ногам или я вступаю в стычку. Мы не переписываемся после каждого матча, но когда она пишет, то чаще всего в духе «Ты давай там поаккуратнее».

Мы не обсуждаем с бабушкой футбол, потому что для таких серьезных разговоров нужно разбираться в игре, а бабушка руководствуется эмоциями (поэтому я не советовался с ней перед переходами в «Бока Хуниорс» и «Зенит»). Со временем она поняла, что лучше смотреть футбол без звука – так она не отвлекается на крики комментатора или болельщиков и чувствует себя спокойнее. 

Сейчас в Ла Канделарии стало комфортнее. Я приезжаю туда во время отпуска, встречаюсь с друзьями детства – играем в футбол на тех же площадках, что и двадцать лет назад. У нас было два поля – цементное и песчаное. Несколько лет назад мэрия Картахены положила на месте цементного поля искусственный газон – там играют не только в футбол, но и в бейсбол.

Правда, бабушку из этого района я все равно перевез, как только стал нормально зарабатывать. 

Теперь в дверь ее дома не прилетают пули. 

Автор Александр Дорский 

  • Подписаться

Вирер выиграла индивидуалку, а Ак Барс - Восточную конференцию. Последние известия

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх