Популярные статьи

Сергей Семак: Мы не империя зла, но и нимба у меня нет

Главный тренер «Зенита» Сергей Семак после победы над «Спартаком» рассказал Федору Погорелову о том, задевают ли Артема Дзюбу матерные кричалки его оппонентов, есть ли у Андрея Лунева проблемы с алкоголем, а у Александра Кокорина – деньги на посещение ресторанов, и почему для Малкома будет лучше готовиться к продолжению чемпионата России в Бразилии.

Сергей Семак: Мы не империя зла, но и нимба у меня нет

Сергей Семак//Сергей Михайличенко/"Фонтанка.ру"

– К декабрю «Зенит» пришел на уверенном первом месте в чемпионате, до Нового года осталось две игры.

Как настроение в целом? 

– На сегодняшний день все неплохо. Футбольная жизнь складывается так, что самые важные матчи всегда в конце. И конец этой части чемпионата, и матч в Лиге чемпионов – для нас ключевые. Стараемся не разделять их. Один день лишь отпраздновали результат – победу над «Спартаком». И вот уже вновь в работе. Проблем много, но состояние достаточно спокойное. Всегда легче работать, когда есть какой-то позитивный результат.

Сергей Михайличенко/"Фонтанка.ру
 
– К разговору про травмы. Общественность взбудоражила история о проблеме с алкоголем у Андрея Лунева, в которую очень сложно верится. Судя по вашему смеху, вам тоже с трудом.

– Мне было очень забавно и смешно. Не понимаю, откуда у этой истории растут ноги. Возможно, была взята из аэропорта. Таких проблем нет. К сожалению, из-за травмы, которую мы пытались вылечить в краткосрочной перспективе, он пропустил неделю тренировок, вернулся, но проблема никуда не ушла. Мы дали еще время на лечение своих болячек, чтобы к первому сбору пришел в норму и работал вместе с командой.

– Понятно, что времена, когда Радек Ширл гулял по Дворцовой площади, остались в первом путинском сроке. Уже давно все балуются на кухне, не сидят в «Гинзе». Мы ждем еще Малкома – опишите его статус сейчас.

– Были проблемы с восстановлением: думали, что получится вернуться в строй без операции. Результата не увидели. Поработав какое-то время в группе, почувствовал ту же проблему. И было понятно, что остается только операционное вмешательство.

– Спазм мышцы?

– Скорее микроповреждение, которое очень долго затягивается. Он на следующий день пришел, сказал, что готов тренироваться. Мы сделали снимок, и оказалось, что нельзя. Он суперпрофессионал в своей сфере. Сейчас с утра до вечера занимается с реабилитологами, после Нового года едет на свой первый сбор. Но у него будет не два сбора, а три. Сейчас он будет во время отпуска тренироваться в Бразилии. Один из наших специалистов поедет к нему. К первому нашему сбору в январе в Катаре он должен присоединиться к команде. Малком очень важный игрок для нас, и я не сомневаюсь, что он нас усилит.

– Это люкс. Не помню в «Зените» футболистов, которые восстанавливаются у себя дома.

– Главное, чтобы футболист чувствовал себя комфортно. То же самое было с Мамманой и Сашей Кокориным. Тренер ездил вместе с ними и занимался в Эмиратах и любой другой стране, где им было удобно. Мы понимаем: в наших условиях мы не можем полноценно реабилитироваться на том отрезке восстановления, когда уже негде выходить на поле. Мы пытаемся реализовать все варианты и выбирать тот, который устроит всех.

– Барриос в раздевалке в Казани задержался до последнего. Это было связано с погодными условиями?

– Холодно, конечно. И раньше он не играл в таких климатических условиях. Он прилетел примерно за 48 часов до игры. Для него сложно было понять, где он и кто он и что делает в этом месте в такую погоду. Он большой молодец. 

– Это его первая полноценная зима. Выходил в воскресенье со стадиона, и болельщики говорили: «Федя, передай в штаб, чтобы Барриос не злоупотреблял с индивидуальными проходами». Хотя мне как раз они безумно понравились.

– Ну, проходы проходам рознь. Когда-то это нужно делать, когда-то нет. Но все еще в периоде роста, должны анализировать свои возможности.

– Эпизод в первом тайме, когда затянул с передачей, – это он хотел на карточку посадить соперника?

– Нет, это иногда бывает, когда он идет в дриблинг и у него отсутствует правильное принятие решения. Он просто увлекается обводкой и уже теряет момент, когда нужно было отдать.

– Понятно, что такой сюжет не новый. В новейшей истории эта массовая травля игрока трибунами — в диковинку. В предыдущий раз доставалось эксперту «Матч ТВ» Владимиру Быстрову. Вы опытный, многое видели. По вашему ощущению, это Дзюбу задевает или с него стекает?

– Мне кажется, это неприятно. Задеть может, если предательство, если оно связано с близкими людьми. А здесь же скорее мотивирует, чем задевает. Тот же Володя Быстров после перехода выдал потрясающую серию в 2009 году, когда практически забивал в каждом матче. Я не вижу особых проблем в этих кричалках. Меня самого задевает, скорее, культура. Некая неприязнь всегда будет на футбольных полях. Но вот форма высказывания, конечно, может быть абсолютно другой. К сожалению, это такая болезнь общества, на мой взгляд.

Сергей Михайличенко/"Фонтанка.ру"

– На матче со «Спартаком» болельщики у вас с губ считали, когда вы Тимощуку напихали после розыгрыша углового: «Толя, ты эту ерунду придумал?»

– Не, это не «ерунду», это немного другой момент. После розыгрыша углового были совершенного другие претензии. Всё, что мы наигрываем, мы обсуждаем. И когда кто-то из футболистов принимает другое решение, на его взгляд более верное, то я на всякий случай спрашиваю: должно ли быть так? Может, кто-то что-то не понял.

– Михаил Шац в свое время подарил блестящую остроту про нереализованные моменты нашего иранского коннезаводчика: он придумал слово «просердар». Как тренерский штаб реагирует на реализацию «один удар в створ из восьми»?

– Есть игроки, которые, скажем так, заточены на «забил – не забил». Полезность игрока на этом заканчивается. Но Сердар функцию нападающего выполняет, потому что, с нашей точки зрения, она куда богаче. Нам всегда нужен игрок, который будет на острие. В этом сезоне он набрал уже 15 очков во всех турнирах по системе «гол – пас». Это хороший показатель. Но мы понимаем, что реализация хромает и нужно работать над этим компонентом. Тем не менее, когда не забивает, он помогает команде, находясь все время на острие. Мы это прекрасно понимаем, и претензий к нему нет. Конечно, хотелось бы, чтобы он больше реализовывал. Но если он будет реализовать все что есть, то его быстро подберут другие клубы. Футболист он очень одаренный.

– Я обратил внимание: у вас краеугольным камнем работы с игроками выступает принцип универсализма. Условно, Сантос, номинальный левый защитник, выходил справа, выходил в центре. Кузяев – игрок опорной зоны, или условная восьмерка. А в итоге перекован в правого полузащитника. Про Дриусси мы с вами говорили в предыдущей серии. 

– Нет, мы не подбираем игроков с этой точки зрения. Скорее, это результат тех проблем, которые у нас существует в команде. Я прекрасно понимаю качества игроков, но футболист может помочь команде на другой позиции, мы попробуем это использовать. Мы всегда так барражируем на грани возможностей, потому что идем по пути к построению той команды, которую нам хотелось бы видеть. Проблемы есть, мы понимаем, что их нужно решать, но это не быстрый процесс. Это летнее трансферное окно. Работать предстоит много, так как много игроков на контрактах, и мы не можем резко что-то кардинально поменять.

Сергей Михайличенко/"Фонтанка.ру"

– Когда мы говорили с вами летом, вы одну из задач сформулировали так – обновление флангов. Смольников в итоге сгинул, Анюков не выдержал на тренерской. В результате – блестящий Караваев и разнообразный Сантос. На предстоящее трансферное окно у вас есть какая-нибудь стратегия?

– К сожалению, она отталкивается от того, сохранится команда или нет, кто из игроков останется или уйдет. У группы футболистов заканчиваются контракты. Если кого-то клуб сможет отпустить – у нас появится возможность кого-то взять. Сейчас не получается сделать то, что хотели бы, главный акцент будет сделан на лето.

– А чего хотели бы?

– Хотим всегда одного – лучше играть. Более сильную команду хотим, укреплять слабые позиции. Есть группа футболистов, у которых заканчивается в конце года контракт. И прежде чем взять на позиции игроков, нужно понять, сможем ли мы трудоустроить игрока, который играет на этой позиции. Мы не можем просто так взять или отказаться от игрока, чтобы потом человек не играл и не тренировался. Летом изменения будут, а зимой – сомневаюсь. В любом случае мы ждем возвращения Малкома и Кокорина. Они добавят разнообразия и укрепят нашу команду. Это точно.

– Статус Кокорина сейчас – тренируется с основой?

– Да, он тренируется с момента возвращения.

– Он получает сейчас какие-то символические деньги.

– Да, он не получает денег до зимней паузы. Дальше руководство садится обсуждать условия контракта. Он своим решением доказал то, что он умеет отвечать за слова. Его позиция достойна уважения.

– Его зарплата сейчас сопоставима с зарплатой кондуктора, насколько я знаю. И точно не предполагает похода в «Пробку» на Добролюбова.

– Думаю, он все же успел что-то подкопить. И может себе позволить сходить.

– Но я очень надеюсь, что он благоразумно не будет этого делать.

– Пусть ходит куда хочет. Главное понимать: быть медийной фигурой – это очень ответственно, нужно показывать хороший пример будущему поколению.

– Много говорили о сложностях с коленом. При этом с его выходом на свободу они как-то рассосались. Насколько я понимаю по всем косвенным показателям, Саша здоров.

– Нет, они никуда не рассосались. Оперированное колено всегда требует дополнительных усилий, чтобы поддерживать его, – упражнений, лечений. Нужно ориентироваться на свои проблемы. При этом по тренировочному процессу состояние колена хорошее. Оно совершенно не мешает ему тренироваться дальше.

– На матче со «Спартаком» неожиданно начался шум моря. Было ощущение, что кто-то ракушку поднес к динамикам. Насколько это вам, как тренерскому штабу, резануло?

– Абсолютно не резануло. Я был на поле, поэтому даже не заметил. Предполагал, конечно, что на нецензурные выражения болельщиков будут появляться какие-то «глушилки».

– Понятно, что вы почти с нимбом уже ходите. При этом «Зенит» в публичном пространстве уже давно затеган как империя зла. Насколько вы согласны с тем, что мы находимся на темной стороне силы?

– Я с этим не согласен. И нимба у меня нет. Я со своей стороны и команда со своей пытаемся хорошо делать свою работу. Понятно, что команда, которая находится наверху в таблице, будет вызывать у соперников некий негатив, но это тоже нормально абсолютно. Наш лозунг: «Меньше говорить, больше делать».

– Вы после жеребьевки Лиги чемпионов говорили, что группа непредсказуемая. Перед последним туром можно кидать на морского или гадать в режиме «камень-ножницы-бумага-ящерица-спок». Я такого не припомню.

– С одной стороны, здорово, что мы в борьбе за вторую путевку в плей-офф, но прекрасно понимаем расклады. Конечно, ситуация непростая. Можно выиграть и никуда не выйти, а можно проиграть и выйти. Как бы парадоксально это ни выглядело. Все очень запутано, но мы должны со своей стороны делать свою работу. После «Динамо» будем уже готовиться, выстраивать тактический рисунок, состав на игру. Сейчас сложно предположить, в каких кондициях будут игроки.

– По ходу осени поменялся основной вратарь. Миша Кержаков проводит лучшую осень в своей карьере, хотя другие вратари в его возрасте, не форсируя, шли бы к завершению карьеры.

– Не бывает ничего не заслуженного. Так сложились обстоятельства. Где-то не везло, всегда какие-то мелочи мешали ему почувствовать себя основным вратарем. Этой осенью все сложилось таким образом, что Андрей Лунев проводил игры на не самом лучшем уровне для себя. У него был дополнительный груз ответственности в виде психологических ошибок, игр в сборной, нервозность, плечо, которое его беспокоило – все это привело к тому, что у Миши появился шанс, и он им воспользовался. Мы имеем то, что имеем. У нас нет ротации – «третий», «второй». Мы смотрим и принимаем решение, исходя из того, как голкипер выглядит на тренировках и как он воспользовался шансом, который есть. Ты можешь быть лучшим на тренировках, а на игре раз-два – и всё. Мы понимаем, насколько это сложная позиция на футбольном поле. Цена ошибки высока. Миша Кержаков своим отношением и трудом заслужил абсолютно то, что сейчас играет, и играет хорошо.

Сергей Михайличенко/"Фонтанка.ру"

– «Зенит» достойнее всех проиграл «Лейпцигу» этой осенью. Чем вы, с тренерской точки зрения, объясняете магию этой команды? Скорость принятия решений?

– Прекрасная команда! Изначально, когда анализировали их матчи, и Бундеслигу, и… То, как команда прессингует, то, как она быстро переходит из обороны в атаку, – это вызывало уважение. Да, она рискует, но, чтобы воспользоваться той степенью риска, которую они предоставляют, нужны очень качественные игроки. Быстрые и качественные. В каких-то матчах, как с той же «Баварией», они могут обжечься, так как уровень сопоставим. Очень молодая команда, но при этом заслуживает аплодисментов за выстраивание командных взаимодействий, за селекционную работу, работу клуба именно в том направлении, которое они выбрали. Эта работа у меня вызывает восхищение. Игроки, которые приходят в «Лейпциг», востребованы на рынке: Клостерманом «Барселона» интересуется; Упамекано «Манчестер Сити» интересуется. Есть Форсберг, на позиции которого уже есть молодой – 21 год – Нкунку. Я не удивлен, что «Лейпциг» в лидирующей группе такого чемпионата, как Бундеслига. 

– В спарринге Дзюба – Упамекано вы бы на кого поставили?

– Думаю, Дзюба бы взял реванш. Если бы ему дали.

– Вы под Лигу чемпионов трансформировали схему. Это была вынужденная мера или вы находитесь в поиске?

– Это была вынужденная мера. Мы всегда стараемся анализировать соперника и состояние наших футболистов. Ту же степень риска в тех или иных элементах игры. В случае «Лиона», который прекрасно стартовал в чемпионате и имеет хороший подбор атакующих игроков, мы понимали, что нельзя оставлять пространство для игры один в один. И мы, в ущерб для определенных игроков, выбрали построение, которое посчитали наиболее правильным на тот момент. На мой взгляд, схема себя оправдала. Жаль, пропустили с пенальти, могли бы, думаю, и выиграть. Мы не были хуже или лучше, счет по игре. И я считаю, что результат достойный в матче с командой, которая не проиграла ни одного матча на групповом этапе в прошлом году, находясь в группе с «Манчестер Сити». Да, ушли некоторые игроки, но лидеры остались, и пришли молодые футболисты. Конечно, команду штормит по ходу сезона, но мы имели дело с игроками высокого уровня.

– У вас недавно произошло событие, которое в жизни мужчины бывает не часто, а именно свадьба. Вы удовлетворены праздником?

– Да, я удовлетворен. И счастлив. Это было давно ожидаемое нами событие. Изначально наша семейная жизнь складывалась из того, что мы пришли и расписались. Как такового события не было. Сейчас появилась и возможность, и потребность через определенное время освежить ощущения, плюс показать детям. Меня всегда смущало, что дети не видели. Женился в 18–19 лет, дети выросли и даже не знают, что такое свадьба. Понятно, что они узнают, что такое свадьба, на своей свадьбе. А здесь у нас появился огромный шанс показать, как в нашем видении выглядит свадьба, поэтому, конечно, я рад.

– Судя по вашим фотографиям, было так хорошо, что не хватало только единорогов.

– Они тоже были.

– Вы с вашей работой успеваете видеть, как дети растут?

– Это сложный вопрос. Успеваю, конечно. Я каждый день дома, но ухожу утром, прихожу вечером. Почти без выходных, они очень скучают. Я скучаю.

– В вашей жизни появился ресторан. Имея определенный опыт в общепите, я никогда не видел, чтобы это хорошо работало. Зачем вам это?

– Так заходите, посмотрите. Зачем? Я очень давно хотел вместе с крестной своих детей, Аней Овчинниковой, сделать что-нибудь совместное. Она сначала отнекивалась, когда я с ней заговаривал на эту тему, но потом согласилась попробовать. Мне тоже интересно попробовать сделать то, что нравится мне. А если нравится мне, то может понравиться и кому-то другому? Я с огромным удовольствием всегда прихожу. Мне нравится атмосфера, кухня, а главное, что моим друзьям, знакомым, да и просто незнакомым людям, которые приходят, – им тоже там нравится.

– Грядущее путешествие в Африку отдает тем, что вы не дочитали библиотеку приключений до конца.

– Наоборот, я её читал, но, к своему стыду, никогда не был в Африке. И я всегда думал, когда появлялось желание поехать в Африку, на сафари, и еще про какие-то моменты, связанные со «сладкой Африкой»… В общем говоря, мне казалось, что это уже скорее туристические моменты. С настоящей Африкой ничего общего она не имеет. С тем, на что мне хотелось посмотреть. Сначала хотели выбрать формат более комфортного отдыха где-нибудь на побережье, но это не совсем моё. Я сторонюсь таких вещей, потому что мне хотелось бы более простой отдых, но тем не менее посмотреть настоящую Африку. Ту, которая есть. Понимаем с Анной, насколько тяжелый уровень жизни нас ждет, насколько там много проблем. Не только посмотрим, но и если будет возможность чем-нибудь помочь, то поможем. Это замечательно, когда ты совмещаешь какие-то свои интересы и мечты с возможностью помочь кому-то. Это не пустая трата времени и денег. Я очень жалел, что не смог пойти в горы с Анной осенью, так как имею такой «дух путешественника», очень люблю горы. Но нет времени, хочется уделить время детям.

– К бывшему водителю Витселя заедете?

– Далековато, признаться. Я слежу за его жизнью, он молодец.

Беседовал Федор Погорелов, «Фонтанка.ру»

Источник ➝

Спаллетти: pro & contra

10 лет назад Спаллетти возглавил «Зенит». Дорский узнал все о расцвете и крушении прекрасной команды

Рассказывают Семак, Широков, Зырянов, тренеры и члены персонала. 

При Лучано Спаллетти «Зенит» так разогнался, что на время стал для России не просто суперклубом, а гегемоном: два чемпионских титула подряд и выход в плей-офф Лиги чемпионов, причем все – впервые в истории клуба. 13 марта исполнилось десять лет первому официальном матчу Спаллетти в «Зените»: тогда его команда обыграла «Крылья Советов» (1:0) на убитом газоне самарского «Металлурга» и начала путь к, вероятно, самому успешному периоду клуба.

Александр Дорский встретился с игроками того «Зенита» Спаллетти, тренерами, персоналом, а также журналистами, работавшими с той командой, – чтобы рассказать историю четырех лет, когда «Зенит» реально рассуждал (а не мечтал) о четвертьфинале Лиги чемпионов и испытал, возможно, главное разочарование в клубной истории.

«Зенит» вел переговоры со Спаллетти еще до ухода Адвоката. Было еще четыре кандидата (даже Манчини), а Спаллетти секретно следил за командой из микроавтобуса

Серьезные проблемы у «Зенита» Адвоката возникли еще в 2008-м – вскоре после завоевания Кубка УЕФА. Еще после выхода в полуфинал еврокубка «Зенит» добился переноса пяти матчей чемпионата ради подготовки – в итоге летом, в июле и августе, пришлось провести 14 игр (13 – в РПЛ, 1 – в Кубке России, в среднем – одна игра за 4,4 дня). Команда выдохлась и только в последнем туре пробралась в Лигу Европы (на выезде обыграли «Спартак»).

В 2009-м стало только хуже. Зимой ушел Аршавин, летом – Тимощук и Погребняк, Адвокат окончательно рассорился с руководством из-за трансферной политики. «Я очень сердит и расстроен. Я не понимаю, что делать в этой ситуации, впервые в жизни ко мне приводят игрока без моего согласия. Я бы хотел приобрести Горана Пандева и Хосе Паоло Герреро, а вместо этого у нас Сергей Корниленко и Алессандро Розина».

Так Адвокат создавал себе положительный имидж в медиа – на самом деле он еще весной 2009-го вел переговоры со сборной Бельгии, и руководство «Зенита» об этом знало.

Клуб выбирал из пяти кандидатов: это Лучано Спаллетти (на тот момент – тренер «Ромы»), Роберто Манчини (имел контракт с «Интером», но не тренировал), Клаудио Раньери (уволен из «Ювентуса»), Поль Ле Гуэн (не продлил контракт с «ПСЖ») и Авраам Грант (год сидел без работы после «Челси»).

Топ-менеджеры «Зенита» встретились с Ле Гуэном в Хельсинки перед отборочным матчем ЧМ-2010 Финляндия – Россия, а потом поехали в Италию к Спаллетти, Манчини и Раньери. Четыре кандидата отпали по разным причинам – например, руководители петербуржцев посчитали, что Раньери вообще не очень готов к работе. Спаллетти наоборот поразил топ-менеджеров «Зенита» влюбленностью в футбол. 

При этом «Зенит» не планировал менять Адвоката на Спаллетти по ходу сезона-2009, но в августе голландца отправили в отставку – к тому моменту петербуржцы плелись на восьмом месте, набрав всего 24 очка после 17 туров. Исполняющим обязанности главного тренера назначили Анатолия Давыдова, а Спаллетти подтвердил готовность стать тренером «Зенита» – но только с сезона-2010. 

Константин Зырянов в интервью Sports.ru рассказывает, что впервые услышал о возможном назначении Спаллетти осенью: «Сезон-2009 мы заканчивали с Анатолием Давыдовым, но понимали, что, скорее всего, скоро будет иностранный тренер. Ходили слухи, что он не только приезжал на матчи «Зенита», но и чуть ли не смотрел за парой наших тренировок из микроавтобуса».

Как узнал Sports.ru, Спаллетти действительно наблюдал за несколькими тренировками «Зенита» из микроавтобуса – о его приезде в Петербург знали только первые лица клуба. Для секретности Спаллетти поселили не в одной из лучших гостиниц города, а в отеле «Балтийская Звезда» в Стрельне. Из микроавтобуса Спаллетти проводили и экскурсии по Петербургу, которые, видимо, Лучано впечатлили.

10 декабря 2009-го «Зенит» объявил о трехлетнем контракте с итальянским тренером.

Спаллетти сразу ввел двухразовые тренировки по два часа – при Адвокате такого не было. На сборах «Зенит» проиграл четыре матча из восьми, Лучано шутил, что его быстро уволят

15 января 2010-го Спаллетти прилетел в Петербург вместе с помощниками Даниэле Бальдини и Марко Доменикини. Переводчиком стал Александр Низелик – теперь, спустя 10 лет, вы знаете его уже как тренера.

«Я с детства занимался футболом, но был недостаточно хорош, чтобы заиграть профессионально. Для меня было очень важно остаться в игре, я знал португальский, поэтому отправлял письма в московское «Динамо», ЦСКА и «Шахтер». Пытался устроиться переводчиком, понимал, что могу быть полезным и зацепиться за шанс. 

Конечно, был знаком с людьми из «Зенита» – через них ближе к концу 2009-го узнал, что будет итальянский тренер. Но кто именно, мне не говорили. Я начал учить итальянский, чтобы был хоть какой-то шанс попасть в клуб. Наверняка поначалу у меня были смешные ошибки при общении со Спаллетти и его помощниками, но никто не показывал, что что-то не так», – вспоминает Александр Низелик в интервью Sports.ru.

В Пулково Спаллетти встречал еще и новый пресс-атташе клуба – Евгений Гусев, который до этого не работал в футболе, а был ведущим на «Пятом канале»: «Меня очень удивило количество простых людей, приехавших в аэропорт встречать Спаллетти. Очень подкупило, когда Лучано взял зенитовскую розу и по-русски сказал: «Добрый вечер». 

Через несколько дней «Зенит» отправился на первый сбор в Дубай – игроков сразу поразили нагрузки, предложенные Спаллетти. Рассказывает Константин Зырянов: «У нас были тренировки по 2-2,5 часа – конечно, некоторые футболисты были недовольны, потому что при Адвокате мы работали в другом режиме. Тяжелее всех было Фатиху Текке – у него со Спаллетти был разговор на повышенных тонах. В результате Текке уехал в «Рубин». Спаллетти объяснял, что мы должны выдерживать темп все 90 минут на протяжении всего сезона. Были комбинированные тренировки – в процессе одной могли даже переходить с песка на поле, но были и занятия только на песке. Чуть позже песочную яму сделали на базе в Удельной – там мы прыгали четыре года».

Роман Широков в интервью Sports.ru объясняет еще одну причину, почему игрокам «Зенита» было тяжело на первом сборе Спаллетти: «Мы вылетели из Лиги Европы еще до группового этапа, поэтому зимний отпуск длился 45 дней. В Дубае мы просто тренировались дней десять, а две контрольные игры сыграли в три последних дня сбора. Дальше те нагрузки казались нормальными». 

На старте Спаллетти получил дикое количество игроков – 34. Кого-то хотели посмотреть после аренды (например, Олега Самсонова), кто-то поднялся в основу из молодежки, выигравшей в 2009-м чемпионат России (например, Антон Соснин и Павел Игнатович). 

Одним из первых «Зенит» Спаллетти покинул Борис Ротенберг-младший – он уехал в аренду в «Маккаби». «Боря подошел к Спаллетти, рассказал о предложении из Израиля и о том, что хочет уйти. Они пожали друг другу руки, и Боря сказал: «Если будут проблемы, обращайся». Все посмеялись», – вспоминает Зырянов. 

«Конечно, 34 игрока – много, было трудно донести всем требования нового тренерского штаба. Да и вообще на адаптацию друг к другу ушло три-четыре месяца – думаю, полное взаимопонимание пришло на летнем сборе в Австрии», – рассуждает помощник Спаллетти Игорь Симутенков.

Симутенкова в «Зенит» позвал тогдашний спортивный директор клуба Игорь Корнеев – он отвечал за перевод с итальянского на русский, при этом Низелик доносил мысли Лучано на английском (например, Данко Лазовичу и Саболчу Хусти), а чуть позже – на португальском (с приходом Бруну Алвеша, Халка и Акселя Витцеля). 

На трех зимних сборах в 2010-м «Зенит» провел восемь товарищеских матчей, итог – всего три победы (над «Бунедкором», «Эребру» и «Ольборгом»), одна ничья и четыре поражения. «Тогда мне каждый день прилетало по сто звонков из Петербурга: «Что происходит? Мы теряем команду, это катастрофа». Я был новым человеком в футболе – нервяк передался и мне. Я подходил к Спаллетти, а он очень спокойно отвечал: «Это обычный тренировочный процесс, мы готовимся к сезону. Результат не главное», – вспоминает Гусев. 

Неудачные результаты обсуждали и игроки, и тренеры. «Нам было очень тяжело играть под нагрузками. Может, глубоко внутри мы понимали, что игра – это вообще время для того, чтобы передохнуть», – говорит Зырянов. Широков считает, что поворотным стал матч с киевским «Динамо» на третьем сборе – «Зенит» уступил 1:2, но Спаллетти и игроки впервые остались довольны качеством игры.  

Тренер вратарей «Зенита» Михаил Бирюков в интервью Sports.ru вспоминает, что Спаллетти в разговорах с тренерами обращал внимание на результаты, но все переводил в шутку: «На третьем сборе Спаллетти сказал: «Похоже, после пяти матчей нужно будет возвращаться домой». Календарь у нас действительно был сложный: выезд к «Крыльям Советов», а затем – «Спартак», «Динамо», ЦСКА и «Локомотив». Мы посмеялись после фразы Спаллетти, но, с другой стороны, было очень тревожно».

Опасения не подтвердились: «Зенит» обыграл «Крылья» (1:0), «Динамо» (2:1) и «Локомотив» (1:0), сыграл вничью со «Спартаком» (1:1) и вышел в полуфинал Кубка России, победив дома тверскую «Волгу» (2:0). Матч с ЦСКА перенесли на конец апреля – в Москве «Зенит» уверенно выиграл (2:0), а Александр Кержаков забил первый гол после возвращения в клуб. 

Сезон-2010 делят на две части – сначала «Зенит» почти не пропускал и выиграл Кубок России, а с лета стал самой результативной командой лиги

В 2010-м РПЛ ушла на перерыв в середине мая после 11-го тура, «Зенит» успел сыграть только десять матчей из-за выхода в финал Кубка России. Команда Спаллетти одержала семь побед, ни разу не проиграла и пропустила всего 3 гола (правда, «Рубин» – вообще 2). 

На левом фланге обороны неожиданно раскрылся Томаш Губочан, в центре обороны надежно действовали Ивица Крижанац и Николас Ломбертс (в случае травм и дисквалификаций их подменял Фернанду Мейра), а справа – Александр Анюков.

Зырянов рассказывает, что Спаллетти и правда оказалась очень важна защита: «У Адвоката не было игровых упражнений с защитниками. У Спаллетти был Даниэле Бальдини – он объяснял, как правильно располагаться по отношению к мячу, к сопернику и партнерам». Практически то же самое отмечал Ломбертс: «С приходом Спаллетти и Бальдини я узнал много нового о выборе позиции, Лучано – превосходный тактик, который любит копаться в мелочах». 

В Кубке России-2010 «Зенит» при Спаллетти тоже не пропускал – правда, в соперниках были тверская «Волга», «Амкар» (выиграли в Перми по пенальти) и «Сибирь». «После финала с «Сибирью» Спаллетти долго ходил уже по пустому ростовскому стадиону, пиная победные конфетти. Было очень заметно, что он опустошен», – подчеркивает журналист, бывший главный редактор «Радио Зенит» Федор Погорелов в интервью Sports.ru.

Вторую половину июня «Зенит» провел на сборе в Австрии – Симутенков, Бирюков, Широков и Гусев уверены, что именно там команда полностью приняла тренерские требования Спаллетти и стала лучше понимать его как человека.  

«Тогда шел ЧМ-2010, у нас был выходной после очередного товарищеского матча. Несколько людей из персонала и я пошли в бар, взяли по пиву – сидим, смотрим футбол. Вдруг в бар заходит Спаллетти с помощниками и идет к нашему столу. Естественно, мы жутко напряглись, но Лучано сразу разрядил обстановку. Он стал тыкать пальцем в наши четыре бокала пива: «Вода, вода, вода, вода. Ребята, расслабьтесь, у вас же выходной», – рассказывает Гусев. 

Широков вообще считает, что во второй половине 2010-го на тренировках было тяжелее, чем в матчах чемпионата: «После сбора в Австрии мы не чувствовали никого в чемпионате, все очень легко давалось. Тогда некоторые двусторонние игры на тренировках были сильнее по качеству и напряженности, чем матчи чемпионата. Мы еще больше поняли друг друга, плюс первая половина удачная добавила веры в то, что все делаем правильно». 

«Зенит» стал самой результативной командой чемпионата-2010, забив 61 мяч, хотя до сбора в Австрии петербуржцы в десяти матчах забили всего 13 голов (четвертое-пятое место в лиге). Лучше всего большие перемены в «Зените»-2010 заметны по результативности Кержакова: в первой части сезона во всех турнирах он забил 1 гол в 13 матчах, во второй – 18 в 25.

Десять лет назад всплеск Кержакова связывали с приходом Александра Бухарова в августе, потому что в первой части сезона у лучшего бомбардира в истории «Зенита» просто не было конкурентов (Лазович играл слева). «Не думаю, что это связано с покупкой Бухарова. Если внимательно проследить, то у Кержакова на протяжении всей карьеры были большие серии с голами и чуть менее крупные – сухие. Саша вообще не тот человек, которого нужно как-то дополнительно подстегивать», – объясняет Широков. 

Бирюков находит чисто футбольные причины прорыва Кержакова: «Саша – еще одно подтверждение, что всем понадобилось время, чтобы привыкнуть друг к другу. Спаллетти объяснял, что когда защитники только заходят на разворот, Саша уже должен стартовать за спину. Такие передачи проходили – Кержаков очень много забивал именно после проникающих пасов и во второй половине 2010-го, и в переходном сезоне». 

Даже не самая яркая игра «Зенита» в первой части сезона-2010 привлекала внимание российских тренеров. Например, все тренировки петербуржцев на австрийском сборе посетил Станислав Черчесов, взявший тогда небольшую паузу в карьере. Ближе к концу сбора Черчесов попросил пресс-атташе «Зенита» Евгения Гусева организовать встречу со Спаллетти. Лучано согласился поговорить минут 30.

«Вечером я привел Спаллетти и Низелика к Черчесову и ушел к себе в номер, чтобы не мешать. Возвращаюсь часа через два – Спаллетти и Черчесов притащили макет с отрывными листами, рисуют на нем схемы и орут друг на друга. Спрашиваю: «У вас все в порядке?» – «Да все отлично». Потрясающая сценка с людьми, для которых футбол никогда не заканчивается», – вспоминает Гусев. 

«Осер» – первый крупный провал «Зенита» Спаллетти, который некоторые считают главным

На август 2010-го у «Зенита» был запланирован выход в группу Лиги чемпионов. В третьем квалификационном раунде петербуржцы не без проблем прошли румынскую «Унирю» (0:0, 1:0), на пути оставался только «Осер».

Александр Низелик и Игорь Симутенков без раздумий называют тот вылет главным разочарованием эпохи Спаллетти: «Это был большой удар. Нам сразу хотелось в Лигу чемпионов». 

До французов «Зенит» не проигрывал 22 матча, а в первом матче в Петербурге победил 1:0 (Кержаков забил с передачи Губочана). Все рухнуло в Осере – 0:2, с удалениями Губочана и Малафеева во втором тайме. 

«Я даже помню, что нам забивали на 8-й минуте обоих таймов», – рассказывает Широков. Роман почти точен (первый гол прилетел на 9-й, второй – на 53-й), но внимание к таким деталям только подчеркивает разочарование от того поражения. 

Еще больнее слышать воспоминания Евгения Гусева: «После ответной игры мы со Спаллетти стояли в миксте – и тут игроки «Осера» заносят на руках легенду клуба Ги Ру в раздевалку. Крики, восторг, вылитый бак со льдом на Ги Ру. Мы переглядываемся со Спаллетти: «Блин, это должно было происходить с нами». 

Александр Низелик называет неожиданную причину вылета – отсутствие в матчах с «Осером» Крижанаца. «В 2010-м на тренировках летели искры, у ребят оставались синяки, ссадины, но получалось обходиться без серьезных травм. Было одно исключение – Крижанац получил трещину коленной чашечки в столкновении с Канунниковым», – рассказывает Симутенков. «Помню, что Спаллетти как-то сказал: я давно тренирую, но первый раз вижу, чтобы игроки так работали», – подчеркивает Бирюков. 

Крижанац выпал с июля по ноябрь – и в конце 2010-го покинул «Зенит». «Крижанац дружил с Ломбертсом, они отлично понимали друг друга на поле – во многом благодаря ним мы очень мало пропускали в первой половине 2010-го. Бруну Алвеш пришел лишь за полторы недели до первой игры с «Осером», – отмечает Низелик.

Ответную игру пропускал и Ломбертс (вместо него вышел Мейра), но Широков считает, что дело совсем не в обороне: «Мы дома могли выиграть 2:0, но так как пас на пустые ворота отдали мне, выиграли только в один мяч. Даже дома матч нам не очень удался. «Осер» знал, что в основном мы отдаем передачи между линиями, через середину. Они давали возможность пасовать только в те зоны, в которые они хотели сами, где могли нас встретить, отобрать и убежать в контратаку».

Похожая позиция у Зырянова: «Осер», как и «Бенфика» в 2012-м, был по делу. В гостях мы не заслуживали даже ничьей, очень плохо играли. Поэтому лично у меня и нет разочарований – все по игре». 

«Когда мы улетели в Петербург, понимали, что нас обольют дерьмом с ног до головы – и не ошиблись. После «Осера» в медиа впервые прозвучала мысль, что Спаллетти – тренер для внутреннего применения. Конечно, в команде об этих разговорах знали – например, Михаил Бирюков не садился в самолет без свежего номера «Спорт-Экспресса», – говорит Гусев. 

Об «Осере» в клубе вспоминали еще долго, даже через год после матчей. 

Спаллетти и Широков – сложная история любви

В 2008-м Роман Широков выиграл Кубок УЕФА в качестве центрального защитника и прорвался в заявку сборной России на бронзовый Евро, но ключевым игроком центра поля в «Зените» при Дике Адвокате (и Анатолии Давыдове) так и не стал. В сезоне-2009 Широков провел 21 матч в РПЛ, но последний полный – еще в августе.

Со Спаллетти у Широкова тоже сложилось не сразу – теперь Роман объясняет, что тренер проверял его, не всегда выставляя в основе. «Возможно, в ком-то он был уверен изначально. Со мной не так: мог поставить на игру, когда я абсолютно не ждал. Сыграл здорово – дальше не играешь. Я против «Крыльев» сыграл хорошо, против «Спартака» средне, но серьезных поводов для изменения состава у Спаллетти не было – мы же не проигрывали. И вот в третьем туре я вышел на замену на 90-й минуте, дальше – еще два выхода со скамейки. Потом случился матч с ЦСКА – мы, наверное, впервые в официальном матче поняли, что все, что хочет Спаллетти работает, я неплохо сыграл – и поперло. Видимо, я заслужил доверие, потому что сам бы себя далеко не всегда ставил в состав.

Через пару туров после ЦСКА был забавный момент в матче с нальчикским «Спартаком». Я играю безобразно, смотрю на бровку: Файзулин готовится выйти на замену, а с ним еще игрок Нальчика. Резервный поднимает табличку с пятнадцатым номером (номер Широкова в «Зените» – Sports.ru), я иду к Файзулину. Мне со стороны кричат: «Друг, ты куда? Это замена Нальчика». Я остался на поле и забил с пенальти.

Что это была проверка, я понял не сразу, а только оценив ситуацию с Хусти. У Саболча несколько раз повторялась одна и та же история: два хороших матча подряд, потом – скамейка. Видимо, реакция Хусти Лучано не очень нравилась, раз Саболч ушел».

В следующем матче –  против «Амкара» в Перми – Широков не сыграл из-за травмы паха, а следом «Зениту» предстоял финал Кубка России против «Сибири». Роман вышел в старте – и забил победный мяч с пенальти. После гола Роман побежал к скамейке «Зенита» – по легенде, он сказал Спаллетти «Это для тебя».

«Это правда, – рассказывает Широков. – Я дней пять тренировался индивидуально, вместе с ребятами вышел только на предыгровую. Без меня «Зенит» выиграл у «Амкара» – было бы логично, если бы Спаллетти оставил тот же состав на «Сибирь». Но он поставил только выздоровевшего меня, поэтому я так и отреагировал».

При Спаллетти Широков провел лучший отрезок в карьере – не только в плане титулов, но и в личном плане (дважды признавался лучшим игроком России – 2012, 2013, становился лучшим игроком тура в Лиге чемпионов). 

«Ключевой момент – доверие, – отмечает Широков. – К моменту прихода Спаллетти мне было под 30, конечно, чему-то научить было тяжело, но подсказ помогал. Мне не нужно было вгрызаться в соперника – я должен был грамотно перекрывать зоны. Этому меня научил Александр Тарханов, но Спаллетти, безусловно, добавил деталей. За время работы со Спаллетти у меня не было разочарований. Конечно, когда находишься внутри коллектива, в моменте тебя может что-то не устраивать. Если сейчас смотреть трезво, то мои три с половиной года в «Зените» Спаллетти – супер».

При этом у «Зенита» и Широкова был не очень удачный старт переходного сезона-2011/12 – к началу августа Петербург горел минус 7 ЦСКА. Широков связывает ухудшение результатов с травмами: «Я пропустил месяца три. Позже выяснилось, что нужно было лечиться шесть недель, а вышло двенадцать. У Семака были проблемы. В Томск чуть ли не 13 человек полетели. После поражения там Спаллетти сказал: «Вы меня еще не знаете. Теперь узнаете, как со мной работать».  

6 августа 2011-го «Зенит» обыграл в гостях ЦСКА (2:0) – это был первый матч Кришито, а Спаллетти неожиданно для Леонида Слуцкого сыграл в три центральных защитника. После этого «Зенит» было уже не остановить, хотя Широков рассказывает, что Спаллетти сомневался даже зимой 2012-го, когда у Петербурга накопилось преимущество: «Спаллетти что-то не понравилось на сборе – он нас с Денисовым менял чуть ли не в первом тайме. Когда летели обратно в Питер, меня подозвал Лучано: «Что случилось?» – «Да ничего не случилось, мне кажется, это ты немного нервничаешь, успокойся, не дергайся. Этот чемпионат мы выиграем». – «Хорошо, я тебе верю, давайте доработаем так же». Роман оказался прав: «Зенит» выиграл длинный сезон с 13-очковым преимуществом. 

Широков ушел из «Зенита» за месяц до Спаллетти – несмотря на все публичные ссоры («шапка-невидимка» от Широкова в ответ на вопрос, был ли Спаллетти на дне рождения Кержакова в 2012-м, непожатая рука после замены в матче с «Ростовом» в 2013-м), они вместе прошли почти до конца. 

«У нас были великолепные отношения. Мы были на сборе в Израиле, играли с «Шахтером», меня заменили в перерыве. Я разматывал тейп, кинул его в сторону – как назло, Спаллетти сделал шаг, и тейп пролетел ему между ног. Он немного покричал – ну и мы решили расстаться.

Это не был какой-то длительный конфликт. Неудачное завершение первой части сезона-2013/14 (ушли вровень с «Локомотивом», растеряв отрыв – Sports.ru) создало нервозную обстановку, отпуск не решил проблему. Плюс не очень сыграли первый тайм с «Шахтером». Такая обычная бытовая перепалка. Которая, к сожалению, печально закончилась и для меня, и для Лучано», – объясняет Широков в интервью Sports.ru. 

В конце 2018-го Роман Широков – уже как спортивный директор «Динамо» – приезжал в «Интер» Лучано Спаллетти. 

Однажды Спаллетти прочитал, что живет в 8-комнатной квартире – и в ответ показал реальные условия. Великое раздевание на холоде и ботинки Дементьева

Спаллетти устроил дебютное собрание с пресс-службой в первые же сутки в Петербурге – причем ночью. Это отлично характеризует Лучано, он даже предлагал сделать две открытые для журналистов тренировки: одну – на неделе, вторую – непосредственно перед матчем. «Мы сильно удивились: «Мистер, давайте сначала сконцентрируемся на одной, а дальше уже посмотрим», – вспоминает Евгений Гусев. 

«В 2010-м Спаллетти тезисно интересовался, что о нем пишут медиа, но, кажется, до конца не осознавал масштаб информации, – продолжает Гусев. – Мы ежедневно проводили мониторинг всех публикаций и отправляли его Лучано – получался документ страниц на сорок. Позже Спаллетти понял, что информации слишком много». «У вас достаточно лояльные журналисты, выдержанные и интеллигентные. Даже в Москве. В Италии журналист – это снайпер, который стреляет в сердце или в голову», – говорил Спаллетти.

Правда, иногда Спаллетти все-таки взрывался – например, перед вылетом на один из зимних сборов в 2013-м Лучано увидел газету, в которой было написано, что он живет в восьмикомнатной квартире на Крестовском острове. «Спаллетти сразу подошел ко мне, Егору Крецану и Жене Гусеву, сказал, что это ложь, и пригласил к себе. Спустя две недели мы вернулись в Петербург – Лучано ни о чем не забыл и пригласил еще раз. Правда, до него мы добрались только в апреле», – говорит Sports.ru оператор (сейчас – монтажер) «Зенит ТВ» Валерий Щедринский. 

«Для семьи с тремя детьми у Спаллетти действительно была не самая большая квартира. Меня поразил шкаф, целиком забитый кедами.  Спаллетти – лицо обувного бренда D’Acquasparta, он всем раздарил эти кеды. У меня 46-й размер, а мне досталась пара 45,5, так что приходилось приложить усилия, чтобы в них влезть. Получилось, что именно тогда мы получили последний кадр для прощального видео со Спаллетти. Он очень красиво уходил под падающий снег», – рассказывает Егор Крецан.

Лучший ответ Спаллетти критикам связан с корреспондентом «Спорт-Экспресса» Сергеем Циммерманом. «В апреле 2012-го «Зенит» обыграл в гостях «Спартак». Когда команда готовилась к посадке в самолет, ко мне подошел Лучано: «Ты видел, что сказал Федун?» Конечно, я видел. Федун сказал, что в России есть команда, которая формируется по расовому признаку, но это никого не смущает. Предложил Спаллетти ответить – и весь полет до Петербурга тренер думал, как правильно подобрать слова. Мы прилетели, и Лучано выдал: «Если он имеет в виду «Зенит», то могу сказать, что я часть этого клуба и не могу принять столь серьезное и беспочвенное оскорбление, потому что я не расист. 

Я ему отвечу: мы формируем команду по единственному признаку – футболистами, которые помогут нам выигрывать. И не обращаем внимания на цвет кожи. Если в следующее трансферное окно мы найдем темнокожего игрока, который нас усилит, его приобретут. Раз уж глава «Спартака» затронул вопрос формирования команды, будет лучше, если Федун объяснит миллионам болельщиков «Спартака», по какому признаку он так формирует команду, что за время его руководства клуб со столь богатой историей ничего не выиграл».

Клубным медиа Спаллетти никогда не мешал: у оператора Валерия Щедринского и фотографа Вячеслава Евдокимова была полная свобода. Спаллетти разрешал снимать все, но несколько раз спрашивал, пишет ли звук – видимо, боялся, что попадут ругательства, потому что это происходило не во время тактических занятий. В целом я всегда должен был быть готов – Спаллетти любил камеру и мог выдать что-то необычное в любой момент», – отмечает Щедринский.

Со Спаллетти действительно нужно было быть готовым ко всему. Раздевание Лучано и его помощников после матча с «Крыльями Советов» в самом конце ноября 2010-го запомнится навсегда.

«На одной из последних тренировок года выпал снег. Занятие закончилось, мы собирали мячи и фишки – и вдруг Лучано раздевается. «Вы что стоите? Давайте снимайте все». Мы, конечно, чуть посопротивлялись, все-таки никто не хотел простужаться, но послушались главного. Получается, у нас хоть и в шутку, но была мини-репетиция», – вспоминает Игорь Симутенков. 

«Думаю, это один из трех-четырех ярчайших моментов за мои 25 лет в «Зените», – говорит Вячеслав Евдокимов про фотографию раздевшегося Спаллетти. – Сюда же – безумие в раздевалке после чемпионства-2007, Кубок УЕФА. У меня есть неосуществимая мечта – выставка игровых портретов Спаллетти в «Манеже». Мне кажется, его мимикой, жестами, несуразными позами можно любоваться бесконечно. Смотришь: да вроде бы невозможно так скорчиться, а него это получается и выходит органично».

Спаллетти был открыт и к тем, кого не видел каждый день. 

«В 2010-м я порвал связки голеностопа и приехал на базу поговорить с зенитовскими врачами. В те времена были очень популярны зуавы (штаны широкие в верхней части и сужающиеся к низу – Sports.ru)  – ну, я в них и заявился. Меня заметил Спаллетти: «У тебя что, такой длинный, что не влезает в обычные штаны?» Конечно, я был в шоке от такой шутки главного тренера», – вспоминает Федор Погорелов. 

От Лучано доставалось и комментаторам «НТВ-Плюс». Вы точно помните этот великий момент с ботинками Кирилла Дементьева – светло-полосатыми мокасинами.

«Спаллетти спрашивали, почему он отметил мои ботинки. Лучано объяснял, что в человеке в первую очередь обращает внимание именно на обувь, и даже в шутку попросил подарить ему туфли. Они тогда доживали последние дни – дарить Спаллетти развалившуюся обувь было как-то странно. Я искал в интернете, но точно таких же не нашел. Так это шуткой и осталось», – отвечает Дементьев в разговоре со Sports.ru. 

Спаллетти обожал за всех платить. Делал подарки персоналу, который обычно остается незамеченным, и даже помогал рабочим на базе, которые залезли в пруд

На первом сборе в «Зените» Спаллетти организовал матч Италия – Россия на песке. За Италию играли тренеры, а также Игорь Корнеев и Владислав Радимов, за Россию – российская часть персонала.

«Меня Спаллетти отправил в ворота сборной России, – рассказывает журналист «СЭ» (сейчас – «Матч ТВ») Сергей Циммерман. – Играли будто во дворе: после основного матча все захотели сыграть за кубок, дальше еще больше азарта – суперкубок. Тем же вечером Спаллетти встал во время ужина, попросил внимания и показал бутылку вина: «Это – для лучшего игрока сегодняшнего турнира Сергея Циммермана». 

Завтраки, обеды и ужины при Спаллетти изменились. При Адвокате игроки ели первыми, сначала Дик даже не разрешал им покидать столовую, пока он не придет. На третий-четвертый день сбора в Дубае Спаллетти удивился, что персонал приходит есть позже – тогда он понял, что команда привыкла к определенным правилам, и даже извинялся, что сразу не рассказал, что теперь все могут есть одновременно.

Новое потрясение у персонала «Зенита» случилось летом 2010-го на сборе в Австрии, через месяц после завоевания Кубка России. «Спаллетти объявил: сегодня в шесть собрание для персонала, явка обязательна. Конечно, все напряглись – начальник же просто так не вызывает. Мы пришли. Лучано сказал, что у нас есть команда, которую видят все, и невидимая команда, вклад которой не менее важен. После этого Лучано каждому подарил часы».

После победы в чемпионате-2010 Спаллетти подарил сотрудникам и руководству «Зенита» специальные жетоны.

Игроки тоже не остались без подарков – им Спаллетти вручил кулоны с номерами. «У меня раньше жена носила, а недавно я вспомнил о кулоне и забрал – теперь ношу», – говорит Константин Зырянов.

Спаллетти несколько раз брал на себя и командные мероприятия – например, поездку на «Бурдж Халифу» в Дубае и ужин с флорентийским стейком в Тоскане. Во Флоренции в главном зале ресторана все не поместились – не хватило стола для медиаслужбы. «Нам стало неловко, и мы потянулись к выходу, думали: ладно, поедим в другом месте. Спаллетти заметил, что мы уходим, и побежал за нами: «Вы что? Мы пришли все вместе и поедим, никаких отговорок». В результате нам нашли стол во втором зале», – вспоминает Валерий Щедринский.

Щедрость Спаллетти чувствовали все – и не могли отказать. «В 2011-м приехали в Казань. Ко мне пришел товарищ – мы сели в кафе при отеле попить чаю. Сидим, и тут за соседний столик приходит Спаллетти. Мы поздоровались и продолжили обсуждать свои дела, через какое-то время попросили счет. Это заметил Лучано – и чуть привстал со стула, сделав шаг навстречу официанту. Я понял, к чему идет дело. Конечно, Спаллетти не хотел упустить возможность заплатить за меня. В то время я был резче его и перехватил счет. После этого Спаллетти круга три бегал за мной по кафе. Я понимал: если он сейчас не заплатит, разнесет все вокруг. В такие моменты с ним было невозможно спорить», – вспоминает Сергей Семак в интервью Sports.ru.

Игорь Симутенков рассказывает, что Спаллетти был готов помочь абсолютно всем: «На базе в Удельной шел ремонт, в том числе приводили в порядок пруд, перекладывали плитку. У нас закончилась тренировка, игроки разъехались по своим делам, а Спаллетти остался работать в кабинете. В один момент Лучано выглянул в окно и увидел, как двое рабочих по пояс залезли в воду, чтобы поправить бетонные плиты ломом. Спаллетти заметил, что у них что-то не получалось, и полез в пруд сам. 

Это увидел директор базы: «Вы что? Я сейчас тут всех уволю». Спаллетти попросил директора успокоиться, а на следующий день подошел ко мне: «Игорь, проследи, чтобы с этими рабочими все было в порядке. Если что случится, сразу сообщи».

Покупка Халка и Витцеля: переговорная война «Бенфики» и «Порту», вариант с Кавани и Гамшиком. Взрыв после трансферов был предсказуем: проблемы с Денисовым возникли еще в 2010-м

Сезон-2011/12 для «Зенита» получился сверхуспешным (второе чемпионство подряд и дебютный плей-офф Лиги чемпионов с победой в домашнем матче с «Бенфикой»), но уже в мае 2012-го было понятно, что для развития Петербургу нужно усилиться. 

Об этом говорили даже игроки, в том числе Игорь Денисов, пришедший в студию «Радио Зенит» к Федору Погорелову. На вопрос «Что нужно «Зениту» для победы в Лиге чемпионов?» Денисов ответил так: «Если я скажу, что нам нужно укрепить состав, наверное, обижу своих партнеров. Для выигрыша Лиги чемпионов нужен огромный фактор. Конечно, нам нужно укрепляться – все-таки это скажу. Укрепляться и скамейкой, чтобы нас было не 11-12, а все 18 человек, готовых играть». 

По информации Sports.ru, Халка хотел купить именно Спаллетти – впервые тренер предложил клубу приобрести бразильца еще в 2010-м, когда «Порту» хотел 8 миллионов евро. Руководство «Зенита» согласилось, но Спаллетти решил последить за Халком еще сезон.

В 2012-м Спаллетти заговорил уже о связке Халка и Витцеля, при этом параллельно «Зенит» вел переговоры с «Наполи» по Кавани (итальянцы хотели 50 млн) и Гамшику (за него запрашивали 30 млн). Как сообщает источник Sports.ru, переговоры по Халку со стороны «Зенита» изначально вел спортивный директор Дитмар Байерсдорфер, но «Порту» настаивал на 75 млн, которые были прописаны в качестве отступных. 

Переговоры по Витцелю стартовали в июле с 22 миллионов евро, предложенных «Зенитом» – «Бенфика» хотела 25. Тогда руководство «Зенита» предложило Спаллетти сначала подписать Витцеля, а трансфер Халка отложить на август, но Лучано отказался: хотел гарантий покупки двух футболистов. В это время «Бенфика» продлила контракт с Витцелем и прописала новые отступные – 40 млн. 

По информации Sports.ru, 30 августа 2012-го Байерсдорфер, находясь в Португалии, сообщил руководству «Зенита», что договорился о трансферах Халка и Витцеля – по 40 млн за обоих. Представители петербуржцев вылетели в Порту для встречи с Халком, его агентом и спортивным директором «Порту» Антеро Энрике. На встрече Энрике заявил, что «Порту» продаст Халка только за 55 млн.

После этого представители «Зенита» улетели в Лиссабон на переговоры по Витцелю – «Бенфика», в свою очередь,отказывалась продавать бельгийца даже за 40 млн, если «Зенит» не купит Халка у «Порту» за те же 40 млн (потому что клуб боялся потерять одного из лидеров при условии, что звезда «Порту» остается). В итоге «Зенит» убедил спортивного директора «Порту» продать Халка за 40 млн и выслал в офис «Бенфики» копию трансферного договора – только после этого лиссабонцы отпустили Витцеля. 

«Зенит» объявил о трансферах Халка и Витцеля 3 сентября – в последний день российского трансферного окна и заявки в Лигу чемпионов. «Понятно, что мы узнали обо всем на несколько часов раньше болельщиков и ждали отмашки. Помню, что все шло очень тяжело – медиаслужба сидела в офисе до трех утра. Когда нам все-таки дали отмашку, мы не сразу смогли поставить новость – на сайте одновременно сидели 200 тысяч человек, которые просто жали F5», – говорит Sports.ru Егор Крецан. 

В интервью Юрию Дудю весной 2018-го Игорь Денисов подробно рассказал, каким был клуб летом 2012-го: «Чтобы в «Зенит» пришли два-три иностранца – это была моя идея. Я встречался с руководителями клуба, разговаривал со Спаллетти: «Пожалуйста, пригласите сильных футболистов». Моей мечтой было дойти до полуфинала Лиги чемпионов. Я пошел разговаривать со Спаллетти, он меня поддержал. Мы вшестером – костяк команды, фамилий называть не буду – собрались с руководителем клуба. Я говорил: «Поднимите зарплату каждому до 3,5 млн евро и спокойно приглашайте игроков хоть на 10, хоть на 20 млн».

«Зенит» все мы поднимали с колен. Мы выигрывали еврокубки и делали «Зенит» самым сильным клубом страны. В 2003 году Халк пришел бы к нам? Нет. В 2004-м? Но он пришел в тот «Зенит», который мы сделали. Тогда в «Зенит» хотел прийти Уэсли Снейдер. Я говорил: дайте ему зарплату хоть 8 млн – только чтобы он пришел к нам. Но вот этот костяк должен получать больше, чем сейчас. Потому что это… правильно. 

Мы уехали играть со сборной Израиля, обыграли его 4:0, и в 12 ночи пришла смс, что «Зенит» купил Халка и Витцеля. Я набрал в клуб узнать, что будет с нами, и мне ответили: «А вы подождете». Спустя 6 лет я могу сказать: мы все поступили неправильно – и я, и руководство.

– Когда ты отказался играть против «Крыльев?» Прямо в раздевалке?

– Спаллетти прекрасно видел, что игроки ходят недовольными – не только я. Он сказал: «Ребята, знаю, что происходит. Кто не хочет играть – подойдите ко мне, мы решим вопрос». «Крылья» к тому моменту шли невысоко, игра была не самая важная. Я подошел: «Сеньоро, я не готов играть. Вы знаете – по каким причинам». Мы пожали руки, вопросов не было. 

За два часа до собрания в день игры пришел руководитель клуба и вызвал меня с тренером. «Игорь, мы готовы дать тебе такую-то зарплату». – «Подождите, мы ж не на рынке. Мы на выездной игре. Давайте прилетим в Питер и спокойно поговорим». Все. Но здесь «Зенит» проигрывает 0:2 к 20-й минуте, начинается тряска, и Спаллетти после матча говорит: «Люди думают не о футболе, а о деньгах».

По информации Sports.ru, Денисов действительно звонил руководству клуба почти сразу после официального объявления о покупке Халка и Витцеля. Менеджеров это не удивило: первый финансовый конфликт Денисова (с ним в группе были Малафеев и Анюков) с клубом возник еще на втором сборе Спаллетти в 2010-м. 

Руководство «Зенита» хотело перейти на выплату премий по итогам сезона: клуб был готов принять пожелания игроков по сумме, но только при завоевании золотых медалей. Договорились только на третьем сборе – «Зенит» пошел навстречу игрокам и отложил переход на новую систему на один-два года.  

Источник Sports.ru считает, что со временем топ-менеджеры петербуржцев посчитали нерасставание летом 2012-го с двумя-тремя российскими игроками одной из своих главных ошибок в эпоху Спаллетти. 

При этом с самим Спаллетти до покупки Халка и Витцеля у Денисова не было серьезных проблем. «Отлично помню, как после первого чемпионства Игорь сказал: «Пускай Спаллетти и дальше нас так гоняет. Главное – мы выигрываем», – вспоминает Михаил Бирюков.

Сергей Циммерман, в начале 2010-х работавший в «Спорт-Экспрессе», рассказывает еще одну историю, характеризующую отношение Денисова к Спаллетти на первом этапе работы. «Я летел с командой с одного из победных выездов, и вдруг ко мне подошел Денисов, который вообще не давал интервью: «Сергей, можно на минутку?» Я подумал, что написал что-то, что ему не понравилось, но все оказалось намного круче. Денисов спросил: «Можете написать, что Лучано Спаллетти – гениальный тренер?» Я объяснил, что могу такое дать, если Игорь даст интервью или мы вместе придумаем материал про него. «Нет, тогда нет», – ответил он. Но он не был возмущен». 

Сразу после матча с «Крыльями Советов» «Зенит» на клубном сайте заявил о переводе Денисова в молодежку на неопределенный срок. «Данная мера связана с тем, что игрок в ультимативной форме отказался выйти на поле в матче против «Крыльев Советов», требуя пересмотра личного контракта», – говорилось в на сайте. В тот же день в молодежку отправили и Кержакова – за «некорректное поведение». Кержакова вернули в основу через пять дней, Денисова – через полтора месяца (но уже в июле 2013-го Игорь перешел в «Анжи»). 

Игроки того «Зенита» не считают, что атмосфера в команде изменилась из-за прихода Халка и Витцеля и ситуации с Денисовым. «Главное – пропал результат. Лично мне всегда было приятно работать при Спаллетти, вне зависимости от того, сколько я играл», – сказал Сергей Семак в разговоре со Sports.ru. Его слова подтверждает Зырянов: «Внутри не было косых взглядов, внутри меня вообще была полная гармония».

Широков считает, что атмосфера все-таки изменилась, но виноваты не люди из клуба: «Пресса нагнетала. Ничего такого, о чем писали, не было, ситуация была высосана именно из прессы. Я бы не сказал, что и результаты сразу сильно пошли на спад – несколько матчей мы вытащили на 90-й минуте. Понятно, что негативные разговоры доходили и до Халка и Витцеля, им же переводили публикации. После каждого матча в миксте спрашивали об этой ситуации – конечно, это угнетало».

Глава пресс-службы «Зенита» при Спаллетти Евгений Гусев называет осень 2012-го главным разочарованием эпохи итальянца в Петербурге: «Мне кажется, тот «Зенит» был сильнейшей командой России в 2010-х. Очень сильный русский костяк, прекрасные иностранцы, периодически выстреливали молодые воспитанники (Ионов и Канунников). Тут приезжают Халк и Витцель – представляете, что они могли бы сделать?»

Спаллетти подготовил для «Зенита» двух тренеров. Говорил, что сам будет помощником Семака, а Низелик официально превратился в ассистента Лучано еще в 2011-м

3 августа 2010-го в медиа появилась информация об интересе «Зенита» к 34-летнему капитану «Рубина» Сергею Семаку. Спаллетти тут же подтвердил, что это возможно: «Сергей Семак – один из тех игроков, которые нам нравятся. Если бы о возможном переходе Семака сказал Алексей Миллер, возможно, в этом была бы доля правды. А если об этом говорят люди, которые близки к Миллеру, тогда я не знаю».

Еще через два дня «Зенит» объявил о переходе. Теперь Семак сам рассказывает обстоятельства трансфера: «Спаллетти обратил на меня внимание зимой, когда посетил контрольный матч «Рубина» на сборе в Испании. Уже летом «Зенит» вел переговоры о переходе Саши Бухарова, а Владислав Радимов предложил Спаллетти подумать насчет меня. Оказалось, Лучано не представлял, насколько возможен мой переход, но все сложилось очень быстро – договорились за неделю. С Бухаровым мы жили в одной комнате в «Рубине» – вместе переехали и в Петербург». 

Переход ветерана – к тому же при здоровых Денисове, Зырянове и Широкове в середине поля – в Петербурге встретили неоднозначно, но Семак реально оказался полезен. Шедевральный гол пяткой «Бенфике» в 2012-м, гол «Ливерпулю» в 2013-м, мяч в золотом матче с «Ростовом» в 2010-м, дубль ЦСКА в гостях – это было круто.

Спаллетти о Семаке говорил совсем не в контексте голов. Например, после Евро-2012, когда сборная России осталась без тренера, Лучано предложил именно своего полузащитника: «Лучший из всех тренеров, который мог бы занять это место, – Гвардиола. Затем есть фигура Валерия Непомнящего – он напоминает мне Трапаттони. Если бы я должен был сделать прогноз на будущее, то выбрал бы тренера, который мог бы придать импульс, дать новые идеи. Человека, который сердцем был бы очень близок к этой стране и переживал бы за ее будущее. Такой человек для меня идеален. Я его очень хорошо знаю. Это Семак». 

Тогда слова Спаллетти казались абсурдными – сам Семак постоянно говорил, что тренерская работа его не интересует. Все изменил именно Лучано. Слово Семаку: «Летом 2013-го у меня заканчивался контракт, хотелось еще поиграть. Были предложения, но не от команд топ-5. Мне казалось, что путь тренера – не для меня, как-то все слишком непонятно. Меня вызвал Спаллетти: «Попробуй, ты нам нужен. Мне кажется, все получится». Мне нравился Санкт-Петербург, и я подумал о семье, вспоминая все наши переезды: может, действительно попробовать? Просто понять, насколько мне это подходит? «Зенит» предложил мне двухлетний контракт ассистента главного тренера – за это время можно было как раз понять. Но первую неделю я приходил на тренировки и вообще не понимал, что должен делать». 

После победы над ЦСКА в октябре 2013-го Спаллетти выдал шутку, быстро ставшую легендарной: «Сергей Семак не станет тренером «Зенита», когда я уйду. Он станет главным, когда я еще буду здесь, а я стану его помощником». 

Ироничный прогноз Лучано не сбылся, но в мае 2019-го Спаллетти поздравлял Семака с первым чемпионством в качестве главного тренера «Зенита»: «Я помню, что он управлял футболистами, даже когда главным был я. Тогда он руководил командой на поле и дал мне возможность контактировать с другими футболистами». 

Вместе с Семаком чемпионом России-2018/19 стал Александр Низелик. Во времена Спаллетти его всегда называли переводчиком, но документально помощником Лучано он стал еще в 2011-м. «После года работы со Спаллетти мне захотелось получить базовые теоретические знания – чувствовал, что их сильно недостает. Я спросил у Лучано, могут ли иностранцы учиться в Коверчано – оказалось, что во всех европейских федерациях есть такая практика.

Я получил разрешение от РФС и отучился на юношескую и взрослую категорию Б в Риме, а уже в 2012-м в Коверчано получил категорию А, – рассказывает Низелик Sports.ru. – Рабочий процесс остался прежним: продолжал учиться, наблюдать, помогал чем мог – в основном переводил на английский и португальский.

Спаллетти приблизил мою мечту стать тренером – просто тем, что взял работать с собой. В 2010-м мне было 25, я был молодым парнем, который играл в мужском чемпионате Санкт-Петербурга и стремился увидеть работу профессионалов на топовом уровне. Толком я ничего не умел и сказал Лучано, что хотел бы учиться и быть полезным в любом качестве. Уверен, не каждый дал бы мне шанс, а Спаллетти в меня поверил». 

После 1:4 от «Аустрии» и выхода в плей-офф ЛЧ с 6 очками Спаллетти был готов уйти без компенсации. «Зенит» не отпустил

На старте сезона-2013/14 «Зенит» уже не показывал такой слаженной и комбинационной игры, как при раннем Спаллетти, но уверенно лидировал в РПЛ – плюс пять после 14-го тура и всего одно поражение.

Широков четко называет период, когда все снова пошло не так: «Перед выездом на Кубок в Тюмень Спаллетти сказал мне, Халку и Данни, что мы можем не лететь. А я хотел – ни разу не был в Тюмени. Я поехал – прекрасно помню, как на обеде вместе с Аршавиным и Быстровым обсуждали отрыв в РПЛ. Мы подсчитали, что на перерыв уйдем с 50 очками, то есть уже повесили на себя золотые медали, все очень красиво. В Кубке, естественно, мы тоже видели себя уже где-то в полуфинале. С таким настроением мы заслуженно легли «Тюмени» из второй лиги (0:2). Дальше еще четыре матча сыграли вничью, трижды проиграли, до перерыва выиграли только у «Урала». Все равно ушли на перерыв первыми, но опережали «Локомотив» только по дополнительным показателям». 

По информации Sports.ru, после разгрома от «Аустрии» в последнем туре группы ЛЧ Спаллетти встречался с высшим руководством «Зенита» на базе в Удельной – тренер заявил, что устал и готов уйти без компенсации. Руководство «Зенита» решило переждать – думали, что Спаллетти передохнет за зимнюю паузу, но уже на втором сборе Лучано снова стал хандрить.

«Разница между его поведением в 2010-м и 2014-м была заметна. Например, он говорит: «Бежим максимально». Некоторые игроки бегут совсем не максимально, да даже до среднего темпа не дотягивают. Лучано свистит – пауза, а эти игроки как бежали в паузном беге, так и продолжают. В 2010-м бегали все», – рассказывает Зырянов. 

Евгений Гусев соглашается, что под конец работы в «Зените» Спаллетти изменился: «На сборе была съемочная бригада одного из телеканалов. Они захотели снять конец тренировки – Лучано разрешил. В результате ребята сняли, как Спаллетти разговаривает по телефону (видимо, звонил кто-то важный). Тренер подбежал: «Перестань меня снимать». Чуть позже Лучано извинился и даже дал интервью. Но даже по этому эпизоду было понятно: это все».  

Вторую половину сезона «Зенит» начал с домашнего поражения от Дортмунда (2:4) и ничьей с «Томью» (0:0). После матча с томичами Спаллетти отстранили от работы – как и Адвоката в 2009-м. Контракт Лучано с «Зенитом» действовал еще полтора года – окончательно итальянец уехал из Петербурга только летом 2015-го. 

«Самое большое разочарование четырех лет – уход Спаллетти. Я видел, как он переживает, но тогда еще не мог понять насколько, – рассказывает Семак. – Я думал о том, что творится в его душе, когда он натягивал капюшон или накрывался одеялом в самолете, чтобы его никто не видел. Мне хотелось его как-то поддержать, но после неудач было очень сложно это сделать». 

Не все успели попрощаться со Спаллетти. Некоторые даже плакали 

Об отставке Спаллетти игрокам объявили на базе в Удельной. «После собрания Лучано выскочил с базы, сел в машину и уехал. Знаю, что плакали не только тренеры и члены персонала, но и несколько игроков. У меня не получилось попрощаться, поэтому одно из моих главных желаний сейчас – наконец доехать до него и выпить чашечку кофе», – говорит Евгений Гусев.

«Я тоже с ним не попрощался, – рассказывает Сергей Циммерман. – Поэтому, когда объявили, что летом 2018-го «Зенит» сыграет товарищеский матч с «Интером», немного волновался. Мало ли. Мы приехали на стадион раньше итальянцев – осмотрели поле, а дальше я решил пойти на внешний периметр, чтобы встретить автобус «Интера» и хоть увидеть, как Спаллетти заходит на стадион. Буквально на секунду меня что-то отвлекло. Вдруг слышу: автобус подъехал, кто-то долбит рукой в лобовое стекло. Поднимаю голову – это Спаллетти. Осматриваюсь вокруг: никого нет. Он стучал мне! Отлегло».

«Зенит» и «Интер» сыграли вничью (3:3), а Спаллетти не только обнял каждого представителя петербуржцев, но и снова выделил Семака:

ФК «Зенит»🌊@zenit_spb

«Где Семак? Лучший тренер в мире! С Семаком все будет в полном порядке».

53 people are talking about this

Как всегда у Лучано, получилось душевно.

Картина дня

))}
Loading...
наверх